Инфляционный характер переходной экономики

Хозяйственный механизм государственного социализма не обеспечивал тесной увязки производства с запросами конечного потребителя. В России треть, а по некоторым расчетам половина продукции не находила своего покупателя, тем не менее она производилась, финансируясь государством. Одновременно разрастались товарные дефициты, которые провоцировались плановым управлением экономикой, не справляющимся с проблемой сбалансирования усложняющейся многопрофильной экономики. В результате конечный продукт одновременно характеризовался недопроизводством, о чем свидетельствовали хронические дефициты и избыточным производством, там, где продукция затоваривалась. Перекосы хозяйственной структуры делали ее малоэффективной, вели к разбуханию промежуточного продукта и замедлению оборота вложений и падения доходности за счет упущенных возможностей получить выгоды от использования задействованных ресурсов.

Нарастание этих процессов привело к отказу обществ государственного социализма от использования прежней модели развития и переходу к рыночной экономике. С последней связывались надежды на задействование механизма саморегуляции, который обеспечит поддержание необходимой пропорциональности в стране. Развитый рынок такую пропорциональность более или менее обеспечивает, хоть как показала жизнь она может давать сбои.

В переходной экономике рыночная регуляция не могла осуществляться сразу, одновременно с отказом от государственного социализма. Последний не подготовил для нее материальных предпосылок, к которым следует отнести формирование:

—         основ рыночной инфраструктуры,

—          конкурентной среды, для чего необходимо проведение разгосударствления экономики, приватизации, активной антимонопольной политики,

—                      резервных фондов, без которых, как известно, рыночная экономика не может действовать эффективно.

Переход к рынку должен был происходить на основе институциональных преобразований и прежде всего опираясь на реформирование хозяйственного права, охраняющего интересы частных собственников, в том числе и инвесторов.

Рыночный механизм предполагает свободное перемещение ресурсов, которые направляются в производство, продукция которого пользуется наибольшим спросом. Такое перемещение обеспечивает рост дефицитных товаров и, как следствие этого, последующий рост товарного предложения и снижение инфляционного давления на экономику. Механизм саморегуляции рынка обеспечивает эластичность предложения, т.е. подтягивание его до уровня возросшего или изменившегося спроса, а также способствует процессу модернизации производства.

Однако в странах с переходной экономикой предложение не могло приобрести необходимой эластичности, оно оставалась малоподвижным. Провозглашение перехода к рынку не могло подкрепиться одномоментным созданием рыночных механизмов. Глубинные диспропорции в экономике сохранялись, т.к. при отсутствии развитых активных рыночных сил пропорции не могли своевременно восстанавливаться.

Рыночная инфраструктура фактически создавалась заново, а рынок капиталов изначально отсутствовал вовсе. Новые акционерные собственники появились вместе с приватизацией, т.е. опять-таки не сразу. Но и их функционирование на рыночной арене не дало желаемой реакции на изменение конъюнктуры. Сказалось неумение неопытных рыночных субъектов адаптироваться к меняющимся условиям. Все это привело к запаздыванию перегруппировки сил и ресурсов, необходимой для сбалансированного роста на здоровой неинфляционной основе.

Крайне низкая эластичность предложения при переходе к рынку в значительной степени была вызвана скудностью предшествующего сберегательного процесса и недостатком свободных капиталов. Ситуация усугублялась и тем, что часть этих сбережений для народного хозяйства омертвлялась, минуя банковскую сферу, т.к. банки не могли обеспечить вкладчикам надежность вложенных средств. Это значит, что  отнюдь не все сбережения смогли стать источником кредитных ресурсов банков.

Недостаток сбережений был обусловлен и низкой доходностью прежней хозяйственной системы. А отсутствие рынка капиталов омертвляло финансовые ресурсы, создавая непреодолимые препятствия  их быстрому перемещению. В результате финансовая сфера объективно обескровливалась нехваткой свободных денежных средств, что вело к удорожанию кредитов. Этот процесс сделал  кредит труднодоступным для производства, для его расширения и модернизации. Макроэкономическая ситуация стала неблагоприятной для преобразований в производственной сфере, необходимых для преодоления структурных диспропорций в стране.

Низкая эластичность предложения при переходе к рынку, как главный немонетарный фактор инфляционной угрозы, была вызвана и сложностью перехода на новые дорогостоящие ресурсоемкие технологии, связанные с необходимостью освоения конкурентоспособных производств. Высокие требования к процессу инвестирования в условиях необходимости смены технологий делают его трудновыполнимым в кратчайшие сроки, ибо для решения столь серьезной задачи нужны значительные накопления, тем более что технический прогресс сегодня характеризуется высокой капиталоемкостью.

Страны с переходной экономикой оказались в ситуации недостатка национальных накоплений и возросших требований к ресурсным источникам инвестирования. Оба эти процесса, происходя одновременно, не позволили перегруппировать структуру предложения, столь необходимую для неинфляционного развития. Это означает, что сложившиеся глубокие диспропорции привели к серьезному общему структурному неравновесию, которое консервировалось неразвитостью рыночных механизмов, слабостью конкурентной среды. Такая ситуация неизбежно обрекала страны переходной экономики на затяжной инфляционный процесс.

Другая причина, консервирующая низкую эластичность предложения как фактора инфляционного давления на экономику, связана с процессом передела собственности. Приватизация, прошедшая под знаком дележа собственности ограниченным кругом политической элиты и криминальными структурами, привела в производство новых собственников, которые не стали эффективными рыночными субъектами. Они продемонстрировали нацеленность действий на личное обогащение. Кроме того, организация перемещения прав собственности исключала расширение производства, т.к. инвестирование осуществляется только самим собственником, а его цели не совпадали с целями производства.

Приватизация в России осуществлялась на институциональном вакууме, что привело к возможности неограниченного произвола администрации предприятий и бесправию производственного коллектива. Бесконтрольность со стороны государства за деятельностью вновь организованных акционерных обществ привела во многих случаях к переводу финансов этих хозяйств в карман высшего должностного лица АО. Рядовые акционеры оказались неподготовленными к новой для них роли – участию в управлении и выработке стратегии фирмы. Все это ослабляло производственный процесс, затрудняло технические и технологические новации, вело к стагнации производственное предложение, а значит, и консервировало  инфляционные процесс.

Еще одна причина затяжной инфляции в странах переходной экономики связана с неадекватной экономической политикой государства, не искушенной в регулировании хозяйственных процессов в неустойчивой хозяйственной среде трансформационного периода.

Осознание необходимости предотвращения спада производства и желание поддержать отечественного производителя во многих странах переходной экономики привело к углублению кредитной эмиссии. В результате массированную поддержку получили неэффективные производители, продукция которых не отвечала требованиям конкурентоспорсобности. Как следствие этой акции положение на товарном рынке не улучшилось, а государственные расходы возросли. Увеличился и дефицит государственного бюджета. Такой дефицит имел и иной источник —  финансирование иных программ, не связанных напрямую с умножением конечного национального продукта.

Дефицит государственного бюджета стран переходной экономики зачастую связан и с объективным процессом снижения доходности предприятий, не сумевших провести перепрофилирование. Такие хозяйства  оказались перед лицом кризиса сбыта и не смогли полностью реализовать свою продукцию, что снизило их выручку. Снижение получаемых доходов для государства не могло не обернуться падением налоговых поступлений  и возросшим бюджетным дефицитом. Последний для экономики считается бомбой замедленного действия, т.к. при любой форме его покрытия провоцируется новый виток инфляционной волны. Бюджетный дефицит обычно покрывается за счет дополнительной эмиссии или за счет государственных заимствований. Иной способ его покрытия за счет увеличения тяжести налогообложения фактически применять невозможно, т.к. это усилит стагнацию производства и тем самым подхлестнет инфляцию.

Эмиссия обычно ведет к мгновенному лавинообразному росту цен и приводит экономику в шоковое состояние. Бесперспективность такой политики Россия ощутила на себе на рубеже 80-90х годов, что заставило ее отказаться от массированной эмиссии и искать иные источники покрытия бюджетного дефицита. Ими стали привлечение кредитов, а также размещение государственных ценных бумаг.

Любой вид государственных заимствований предполагает увеличение спроса на деньги, а значит и уровня банковского процента с последующим ростом цен. Как удорожание кредита, так и рост цен ведут к падению объемов производства и негативно влияют на инвестиционный процесс, что усугубляет инфляционную ситуацию.

Рынок государственных ценных бумаг снижает уровень текущей инфляции, но создает предпосылки для ее роста в долгосрочном периоде. Текущая инфляция гасится потому, что такой рынок притягивает денежные ресурсы бизнеса и населения и тем самым уменьшает давление спроса на товарном рынке, что тормозит рост цен.

Если передышка, которую получает правительство для стабилизационных мер в результате разрыва во времени между получением сумм заимствований и их покрытием с выплатой процентов, не используется для подавления инфляции, то рыночная конъюнктура будет провоцировать рост инфляционной волны. Проплата долгов со стороны государства ведет к росту предложения не товаров, а денег, что в условиях спада  отразится в снижении их покупательной способности, росте цен. Кроме того, происходит удорожание кредита, т.к. у банков уменьшаются кредитные ресурсы в результате покупки ценных бумаг, а также наблюдается вытеснение частных инвестиций за счет переключения свободных средств на рынок государственных облигаций. В результате оголяется реальный сектор и инфляционное давление усиливается.

Экономика Польши и России подтвердила выводы экономической теории об опасности использования государственного долга в качестве средства, противодействующего инфляции. Если государственный долг становится постоянным и единственным источником покрытия дефицита бюджета и при этом обслуживание этого долга происходит частично за счет новых заимствований, то проблема дефицита в долгосрочном периоде отнюдь не снимается. Наоборот она может обостриться, т.к. приходится не только отдавать долги, но и выплачивать по ним проценты. Дефицит бюджета не только приведет к росту предложения денег, но и к обесценению национальной валюты, что приведет к резкому увеличению инфляции.

Внешний долг, как и внутренний, не является панацеей бюджетного дефицита. Он может создать условия для временного ухода от проблем инфляции, создавать благоприятные краткосрочные условия для развития реального сектора. Но если государство, как это было в свое время в Польше и в России, не использует время для реформирования хозяйства, оно попадает в так называемую долговую ловушку. Долг начинает истощать экономику, вытягивать из нее инвестиционные ресурсы, необходимые для формирования эффективного структурного равновесия,  углубляя стагнацию производства. В долгосрочном периоде внешний долг может усугубить стагнацию в связи с тем, что обслуживание долга происходит в иностранной валюте и при внутренней инфляции цена расплаты по внешним