Особенности монопольного рынка в переходной экономике

В странах переходной экономики формирование здоровой рыночной среды постоянно наталкивается на деформации, вызванные монополизмом действующим в хозяйственной сфере.

Монополизм обычно появляется в условиях развитого конкурентного рынка, когда сильный производитель побеждает остальных более слабых субъектов рынка и устанавливает монопольную власть. Казалось бы, что в переходной экономике, где рынок только складывается, еще не создались условия для формирования лидеров в отрасли.

Однако, парадокс экономики переходного периода заключается в том, что монополизм с самого начала рождающейся рыночной экономики стал ее неотъемлемой частью.

Монополизм предприятий посткоммунистических стран имеет глубокие исторические корни, он появился еще в недрах государственного социализма и создавался искусственно через:

—               направление ресурсов государством в приоритетные производственные структуры, превращая их сразу же в монолистов. Массированные капиталовложения самими предприятиями не осуществлялись, а предприятия, имеющие государственную поддержку, получали недосягаемые для других преимущества в хозяйственной сфере;

—               укрепление позиций крупнейших производителей и ослабление основ состязательности предприятий. Увлеченность идей преимуществ крупного производства способствовало высокому уровню концентрации производства, что сформировало технологический монополизм, основанный на функционировании уникальных предприятий. Считалось, что концентрация производства на каком-либо промышленном гиганте позволит избавиться от параллелизма в работе хозяйственных звеньев и даст экономию положительного эффекта масштаба, т.е. экономию за счет увеличения объемов производства. Абсолютизация выгод концентрации производства сформировало монопольную власть на рынке продукции. В России к концу 80-х годов половина из 8 тыс. наименований продукции производственно-технического назначения производилась на трех и менее предприятиях, во многих отраслях продукт производился одним-двумя предприятиями. В результате переходная экономика стран, идущих к рынку, в производственной сфере с самого начала на своих стартовых позициях представляло господство монопольных структур.

Изначальный производственный монополизм в переходной экономике укреплял свои позиции за счет:

— несбалансированности спроса и предложения, которая усиливала монопольную власть производителя;

— усиления регионального сепаратизма, который сужает объемы рынка и укрепляет позиции монополии местного значения.

Со временем к наследственному генетическому монополизму присоединяется монополизм рыночного типа, который вызван конкуренцией производителя. Он сегодня становится реальной силой, представленный различного рода картельными соглашениями и образованием финансово-промышленных групп.

Монополизм, каким бы путем не сформиролся, деформирует рынок и ведет с сдерживанию научно-технического прогресса, роста качества производимой продукции и расширения ее ассортимента, провоцирует инфляцию. Монополии, сформированные административным путем, провоцируют указанные деформации, более агрессивно по сравнению с монополизмом рыночного типа.

Рыночные монополии завоевывают рынок на основе активного применения научно-технических достижений. Но как только создают барьеры для вступления в отрасль для новых производителей, они вступают в период ослабления инновационной деятельности. Монополии советского типа при своем рождении не были связаны с усилиями по использованию достижений НТП, а в своей дальнейшей деятельности имели абсолютные гарантии невозможности появления новых конкурентов. Поэтому они провоцировали застой в гораздо большей степени, чем монополии, рожденные рынком.

Монополизм в условиях неразвитого рынка с недостаточной товарной насыщенностью снижает роль потребителя в воспроизводственном процессе. Он вынуждается мириться с тем уровнем качества и ассортимента, который монополист предлагает.

Монополизм советского типа, огражденный государственной властью от появления конкурентов, сформировал глубоко неэластичное предложение по отношению к спросу и создал инфляционный рынок. Поэтому отпуск цен в странах переходной экономики мог дать только один результат – резкое повышение цен.

Либерализация экономики в России, начавшаяся в 1992 году, была проведена, как известно, без существенной предварительной трансформации монопольных структур. Учитывая технологический характер наших монополий, уникальный характер их производства этого делать было нельзя. Процесс же обеспечения защиты рынка от монопольного диктата не успел к тому времени сформироваться. Поэтому поведение большинства производителей-монополистов в ходе либерализации цен было характерным для такого рода структур: они взвинтили цены, при этом сократив объемы производства, что обеспечило им рост прибыли.

В дальнейшем ценовое давление монополий несколько снизило свою остроту. Это связано с несколькими причинами: монополисты перестают пользоваться выгодами дефицитного рынка. Рынок стал более насыщенным и производители начали наталкиваться на спросовые ограничения, которые при резком повышении цен ведет к потере покупателей. Высокая инфляция и спад в производстве, ведущий к трудностям пополнения оборотных средств, сокращает емкость рынка и усиливает сложности в реализации продукции. Сложившаяся конъюнктура не позволяет использовать некогда хорошо испробованный способ получения прибыли, как повышение цен.

При усилении интеграции в мировое сообщество национальные монополии потеряли свою исключительность, ибо возникла альтернатива в лице иностранного продавца.

Не смотря на ослабление возможностей проявлять монопольную власть и вздувать цены, деформирующее воздействие монополий на экономику сохраняет силу. Это проявляется:

— в действии естественных монополий: железной дороге, электро и энергопроизводителям, нефте и газопроводу, метрополитену и т.к. Они сегодня дают толчки для разворачивания инфляции издержек, и затруднения процедуры банкротства.

— в не возможности задействовать механизм банкротств в той мере, в какой это необходимо, вследствие наличия уникальных предприятий не позволяет.

— в усилении власти руководства предприятий и региональных структур.

По мере продвижения к рыночной экономике можно наблюдать новые явления развития монопольного рынка. Они связаны:

— с либерализацией и насыщением рынка, что неизбежно ослабляет монопольную власть уже сформированных структур;

— с появлением монополий рыночного типа, которые заново были созданы, которые получили распространение в сфере рыночной инфраструктуры, банках, страховых компаниях и т.д. Новые монополии появились и в виде всякого рода соглашений, а также в виде финансово-промышленных групп;

— с формированием рынка монополистической конкуренции, который обеспечивается переходом от рынка производителя к рынку покупателя, когда продавцы начинают бороться за кошелек покупателя. Первой ласточкой этого прогрессивного явления стал рынок банковских услуг, который рождает их различные варианты, позволяющие привлечь деньги вкладчиков. Такой рынок порождает конкуренцию качества, на основе которой возникает особый вид монопольного рынка – рынок монополистической конкуренции. Монополии этого рынка иногда называют монополиями по дифференцированному продукту или монополиями по Э. Чемберлин, по фамилии автора, который их проанализировал.

Монополистическая конкуренция значительно продвигает нас по дороге эффективного рынка. Она оставляет за покупателем право выбора из ряда продукции одного дифференцированного. Там, где есть выбор, производство перестает быть консервативным. Оно перестраивается в сторону тех разновидностей продукта, который пользуется наибольшим спросом, и отвергает те из них, которые не проходят проверку процессом реализации. Торжество рынка монополистической конкуренции в переходной экономике – дело будущего.

Следует особо отметить новую для переходной экономики форму монополизма в виде финансово-промышленных групп, функционирование которых образует так называемый корпоративный рынок. Процесс формирования финансового капитала и финансовой олигархии описан В. И. Лениным в его знаменитой работе «Империализм как высшая стадия развития капитализма». В сегодняшней терминологии финансовый капитал обозначается как финансово-промышленная группа.

Последние образуются за счет двух перекрестных процессов: проникновения банковского капитала в реальный сектор экономики, т.е. в сферу непосредственного производства за счет контроля за кредитуемыми предприятиями и скупки контрольного пакета их акций, а также встречного процесса, когда крупные производители формируют банк, обслуживающий оборот их ресурсов.

Оба направления, описанные В. Л. Лениным, наблюдаются в переходной экономике. Видимо процессы, характерные для Германии начала 20 века, обозначились в условиях укрепления рыночной среды в переходной экономике. В перспективе российские корпоративные объединения могут быть сопоставимы по размерам с зарубежными объединениями 10-20-ти мощных универсальных промышленных групп и 100-110 крупных групп, обеспечивающих 50% промышленного производства.

Многие политики считают, что за финансово-промышленными группами (ФПГ) стоит будущее России. Достоинство ФПГ состоит в концентрации накоплений. Это позволяет им по сравнению с более мелкой организацией, адаптироваться к современному дорогостоящему техническому прогрессу. Это обстоятельство превращает их в авангард по обновлению производства. Кроме того они, формируют более гибкие рыночные структуры, обладающие достаточной устойчивостью в условиях меняющегося современного рынка.

Располагая ресурсами для хозяйственного маневра, ФПГ развертывают диверсификацию производства, благодаря большим ресурсам и возможности перебрасывать их с одного направления на другое, создавать филиалы в разных регионах страны (т.е. способны не на словах, а на деле формировать конкурентную среду).

Лоббисты ФПГ в России предлагали государству серьезную поддержку этим структурам в ходе приватизации. Предлагалось снять ограничения на слияния и поглощения предприятий и осуществить серьезные затраты государственных средств для стимулирования промышленно-финансовых образований.

Однако не следует забывать, что подталкивание вперед рынка корпораций в современных условиях возможно лишь искусственным путем на фоне еще не преодоленного рыночного вакуума или рыночной недостаточности. В этих условиях ФПГ будет в большей степени продуцировать деформацию хозяйственных интересов, когда экономика подчиняется не потребностям страны, а выгоде олигархов. С проникновением последних во власть такой процесс в России стал очевидным. Именно этими соображениями руководствуется правительство В. Путина, дистанцируясь от финансовых олигархов. Россия так же, как страны Запада, убедилась в необходимости противодействия проникновению производственных монополий во власть и формирования эффективной антимонопольной политики.

Добавить комментарий