Особенности перехода к рыночной экономике

Рыночные отношения, основанные на развитом институте частной собственности серьезно изменились за период индустриальной эры (ХIХ — ХХ века), особенно это касается ее второй половины. Под влиянием классовой борьбы смягчился откровенно капиталистический характер в виде непримиримого противостояния собственников средств производства в лице капитала  и собственников рабочей силы в лице наемных рабочих. Такому смягчению способствовали социал-демократические и другие движения гуманистической направленности, широкое распространение групповых форм частной собственности. Кроме того, рыночная конкуренция обособленных капиталов до определенной степени потеряла часть своей  стихийности и приобрела в результате концентрации и централизации производства и вмешательства государства форму  рационально организованного функционирования крупных корпораций, окруженных множеством мелких и средних капиталов.

Ряд требований материального и гуманного характера, выдвинутый в конце ХYШ — начале ХIХ веков идеологами коммунизма оказался реализованным без отказа от принципов частной собственности на средства производства и свободной конкуренции в сфере обмена. Казавшаяся наиболее рациональной (с позиций социальной справедливости и требований догоняющего развития) ориентация на огосударствление всех капиталов и абсолютную централизацию управления национальной экономикой оказалась ошибочной, поскольку поставила сторонников такого подхода перед непреодолимыми трудностями в реализации коммунистических идеалов.

Модель экономики, построенной на основе централизации управления производством и распределением всех ресурсов в соответствии с государственным планом была реализована в России и Монголии, странах Центральной и Восточной Европы, странах Балтии, Вьетнаме, Китае и Северной Корее, на Кубе. Осуществление этой модели было воспринято как “грандиозный эксперимент”, который на определенном этапе своего осуществления потерял перспективу развития: в 50 — е годы темы роста равнялись 10% в год, в 60 — х годах среднегодовой экономический рост составлял 7%, в 70 — е годы — 5%, в 80 — х едва достиг 2%, а в 90 — х прекратился. Присущая системе централизованного планирования низкая эффективность оказалась непреодолимой, страны отказались от этой системы, что привело к резкому изменения вектора развития.

Именно в отношении процессов, происходящих в этих странах используется прикладной аспект понятия “переходность”, содержанием которого является процесс восстановления рыночных отношений.

Эти государства имели много общего, однако они никогда не были единой монолитной массой. Каждая страна обладала специфическими историческими и культурными особенностями и различным природно — сырьевым потенциалом. Если одной из важнейших целей реформ после 1990 года в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и новых независимых государств  бывшего СССР (ННГ) был переход к многопартийной системе и демократии, то в Китае, приступившем к реформам в 1978 году, и во Вьетнаме, коммунистическая партия сохранила свои позиции. Поэтому у переходного периода этих стран различные отправные точки, стратегии и последствия.

Важное значение имело отношении нации к реформированию. Во всех странах оно было неодинаковым и зависело от того, каким путем страна пришла к социализму. До прихода большевиков к власти Россия была монархией, Монголия — теократическим государством1, Вьетнам — колонией, а в Китае на смену Циньской династии в 1912 году к власти пришел милитаристский режим. В этих странах правительства сформировались под влиянием внутренних политических противоречий и движений, направленных на реализацию идей социальной справедливости, во Вьетнаме и в Китае — в результате национально — освободительной борьбы против французских колонизаторов и японских оккупантов.

Совершенно иная ситуация сложилась в государствах Балтии и многих странах ЦВЕ, где социалистических строй был внешним фактором и поддерживался советской политической и военной машиной. Страны, испытавшие неприязнь к советскому присутствию, сохранили традиции рыночной экономики. Географическое положение также сыграло важную роль, сформировав  влияние европейских политических традиций и культуры, стремление вступить в Европейский союз. Поэтому реформы в политической сфере конца 80 — х годов предопределили характер экономических преобразований и создание уникального сочетания факторов, невозможного в других условиях. Именно поддержка политических реформ в большинстве стран ЦВЕ смягчила обострения и разочарования результатами стартового периода реформ.

Известная “роль личности в истории” также явилась серьезным фактором, воздействующим на протекание процесса реформирования. Механизмы, последовательность и способы реализации были, как правило, осуществлением понимания процесса перехода либо одного конкретного лидера, либо небольшой группы единомышленников — реформаторов. В Монголии и Кыргызстане к власти пришли сильные лидеры, сумевшие провести решительные реформы, в отличие от которых правительство независимой Украины занималось проблемами возрождения национальной государственности и приступило к проведению реформ после затяжного экономического кризиса.

В целом успех реформ и даже отдельные попытки преобразований непосредственно зависели от унаследованной экономической структуры, структурных и институциональных возможностей, от того, каким образом формируется и используется в политических целях общественное мнение. Такая взаимосвязь между свободой выбора, с одной стороны,  и объективными условиями с другой, сказываются на результатах реформ, проводимых на стартовом этапе и определяют подход к решению производных проблем переходного периода.

В упрощенном виде подход к выбору методов реформирования сводится к двум вариантам. Первый вариант предполагает проведение максимального числа радикальных мероприятий в кратчайшие сроки, он получил название “шоковой терапии”. Второй основан на частичных преобразованиях и их поэтапном углублении. Этот вариант получил название “политики градуализма”.

В соответствии с первым радикальным вариантом осуществляет комплекс преобразований, направленных на замену централизованного планирования основными элементами рыночной экономики, а именно: быстрая либерализация цен и торговли, проведение программы стабилизации, назначение которой обеспечить устойчивые цены. Эти меры перехода должны быть укреплены переходом к конвертируемости валюты для текущих операций, созданием условий для появления новых частных предприятий, приватизацию государственных предприятий, демонополизацию промышленности, принятием новых стандартов бухгалтерского учета, проведение реформы системы налогообложения, судебной системы, финансового сектора и государственной службы.

Такая комплексания модель реформации была реализована в Польше, ей соответствует “молниеносный переход к рынку” в восточной части Германии, многочисленные программы в других странах ЦВЕ. Идеология таких реформ была образно представлена Вацлавом Гавелом, президентом Чехии, считающим, что “невозможно преодолеть пропасть в два прыжка”, и если существует возможность быстрых преобразований, нельзя от нее отказываться.

Опыт Польши и других стран показал, что ряд изменений в макросистеме могут произойти очень быстро: в короткие сроки снимаются ограничения в деятельности мелких предпринимателей, быстро проходит либерализация рынка и отмена валютного контроля. Однако реальные, глубинные изменения, происходят очень медленно. Приватизация может быть завершена в сжатые сроки, но ее последствия придется корректировать не одно десятилетие, а изменение принципов управления крупными предприятиями вообще не может быть осуществлено в сжаты сроки. Формирование правовых институтов и финансовой системы рыночного типа занимает десятилетия, поскольку требует коренных изменений организационной структуры, профессиональных кадров совсем иной квалификации и психологии.

Реформаторы, принявшие к реализации первый вариант радикальных реформ стремились достичь критической массы быстрых реформ, чтобы, завоевав доверие нации, закрепить их результаты и обеспечить дальнейшие преобразования.

Второй вариант предполагает поэтапное проведение реформ, которые проводятся в экспериментальном порядке с последующим распространением позитивного опыта. При реализации такого варианта ограничения первоначально снимались в сельском хозяйстве и в других отраслях, находящихся в состоянии кризиса. Затем рыночные преобразования распространялись на другие сферы экономики по мере того, как появлялись необходимые элементы институциональной структуры. Эта стратегия основана на  повышении эффективности и росте доходов на стартовом этапе реформ, которые становились основой и стимулом для дальнейших более сложных преобразований.

Поскольку рыночные отношения и плановое начало будут некоторое время сосуществовать в национальной экономике, то закономерно появление побочных эффектов выборочной либерализации, а именно: частные компании будут стремиться перемещать товары и финансовые ресурсы из дешевых и контролируемых сегментов экономики в либерализованные сектора, отличающиеся высокими ценами и извлекать спекулятивную прибыль, ослабляя сектор, контролируемый государством.

По такому пути пошел Китай. После смерти  Мао Дзедуна и осуждения культурной революции (1978 год) в Китае были проведены первые преобразования, открывшие дорогу совместным предприятиям. В этот же период китайские власти приступили к осторожной либерализации цен, которая постепенно становилась все решительнее и масштабнее. Стартовый этап преобразований был направлен на восстановление сельского хозяйства и повышения его эффективности. Появились крестьянские хозяйства, были подняты отпускные цены на сельскохозяйственную продукцию и увеличены доходы крестьян. Было разрешено создание сельскохозяйственных кооперативов, работающих на рыночной основе. Стала расти доля продукции, выпускаемой частными и негосударственными промышленными предприятиями, к которым относятся предприятия, принадлежавшие органам местного самоуправления.

В 1984 году преобразования начались и в городах. Была проведена реформа в управлении государственными предприятиями. В соответствии с новой системой финансирование,  которое ранее осуществлялось   из государственного бюджета, теперь ложилось на банковскую систему. Постепенно были ослаблены ограничения на торговлю и иностранные капиталовложения, проведены институциональные реформы. Центральный банк подвергся полной реорганизации. Плановой системе в экономике отводилась все более скромная роль. С середины 90 — х годов темпы реформ стали возрастать.

Стартовый этап реформ, показал, что независимо от варианта формирующиеся макросистемы сталкиваются с тем, что:

— возникает движение протеста со стороны тех социальных слоев и групп нации, на которых ложится основное бремя преобразований;

— формируются группировки, объединенные общими политическими интересами;

— по мере осуществления структурных и институциональных преобразований принятие решений все более усложняется;

— появляются социальные группы, выигравшие от происходящих перемен и формируется социальный слой, заинтересованный в дальнейших преобразованиях.

Достижение общественного согласия является социальной предпосылкой успеха реформ. Сравнительные исследования в различных странах позволили сделать вывод, что при слишком неравномерном распределении доходов и собственности более вероятна политическая и социальная нестабильность, которые , в свою очередь, становятся основой низкого уровня инвестирования и экономического роста.

Для оценки процесса реформ используются четыре основные параметра: уровень либерализации, развитие имущественных прав и частной собственности, наличие соответствующих институтов и направление социальной политики.

Показатель уровня либерализации рассчитывается на основе трех компонентов: состояния внутреннего рынка и уровня цен на нем, состояния внешней торговли и конвертируемости валюты, уровня возможностей создания новых компаний. Уже к середине 90 — х годов в реформируемых макросистемах появились основные условия рыночной экономики: либеральная политика в отношении частного предпринимательства и создания новых фирм, свободная торговля, конвертируемость валюты для текущих операций. В Китае и во Вьетнаме еще до середины 90 — х годов сохранялся значительный контроль за внешней торговлей и выходом на рынок, однако во второй половине 90 — х годов процессы либерализации пошли более интенсивно.

Не менее важным показателем перехода к рынку является развитие имущественных прав и института частной собственности. Большинство стран к концу 90 — х годов приватизировало более половины предприятий. В зависимости от страны и специфики объектов наблюдаются различия как в степени приватизации, так и в эффективности частной собственности. Такие различия отражают множество характерных для страны и ее истории факторов, сложные политические проблемы, возникающие при перераспределении богатства. Однако формальная передача прав собственности — это только начало реформ. Успешный переход к рыночной экономике характеризуется  постепенным развитием эффективных моделей собственности.

Наличие соответствующих институтов и направление социальной политики зависит от исходных условий и от продолжительности процессов либерализации, поскольку изменение форм собственности и макроэкономические преобразования формируют спрос на обновление существующих институтов. Создание новых институтов требует от любой макросистемы значительных затрат людских ресурсов, технических и финансовых средств, их создание происходит медленно даже при самых быстрых политических изменениях.

В сфере институциональных преобразований также проявляется страновая специфика реформации. Например, в Китае банки в меньшей  степени опираются на рыночную экономику, чем в странах ЦВЕ, так как многие займы все еще распределяются на основании центрального плана кредитования. В Польше не был утрачен опыт довоенного права. Сотрудники большинства стран ЦВЕ, занимавшиеся международной торговлей смогли изучить принципы договорного права в зрелых макросистемах, которые стали основой формирования нового национального законодательства в период реформации.

Те государства, которые были вынуждены создавать рыночную систему и соответствующие ей институты с нуля, обладали “преимуществами необремененности отжившими структурами”. Например, Словения заново создала центральный банк и другие ранее не существовавшие структуры. Опыт стран Балтии показал, что составление нового бюджета или разработка налогового законодательства осуществляется более успешно, когда правительство не связано действующими социальными программами и поэтому не должно подчиняться давлению групп, выражающих специфические групповые интересы.

Реформа социальной политики в начале преобразований не стояла в качестве острой проблемы, за исключением введения пособий по безработице. Однако, по мере продвижения к рыночной экономике предстоит разработать меры, позволяющие в условиях жестких бюджетных ограничений справляться с последствиями растущей мобильности рабочей силы и обострением проблем бедности.

Долгосрочная цель переходного процесса восстановления рыночных отношений, как и цель любых других реформаций — создание процветающей рыночной экономики, обеспечивающей устойчивый рост уровня жизни  и развития нации. Такой переходный процесс предполагает кардинальное изменение  макросистемы, поскольку реформы должны полностью изменить фундаментальные законы жизни нации, характер социально — экономических отношений на основе структурных и институциональных преобразований.

“Переход к рыночной экономике можно будет считать завершенным только тогда, когда проблемы и дальнейшие реформы с этих странах буду аналогичны задачам, стоящим перед странами с развитой рыночной экономикой и сопоставимым уровнем доходов”, — считают эксперты Всемирного банка.1

Переходный процесс восстановления рыночных отношений еще очень далек от завершения и многие важнейшие вопросы, которые он поставил, остаются без ответов. Именно поэтому особую актуальность приобретает анализ этого процесса, тех промежуточных практических результатов и теоретических обобщений, которые оформились на начало ХХI века. Системное изложение наиболее важных аспектов переходного процесса, позитивного и негативного опыта стран, его осуществляющих, составляет содержание учебника “Теория переходной экономики”.

 

Особенности перехода к рыночной экономике

Рыночные отношения, основанные на развитом институте частной собственности серьезно изменились за период индустриальной эры (ХIХ — ХХ века), особенно это касается ее второй половины. Под влиянием классовой борьбы смягчился откровенно капиталистический характер в виде непримиримого противостояния собственников средств производства в лице капитала  и собственников рабочей силы в лице наемных рабочих. Такому смягчению способствовали социал-демократические и другие движения гуманистической направленности, широкое распространение групповых форм частной собственности. Кроме того, рыночная конкуренция обособленных капиталов до определенной степени потеряла часть своей  стихийности и приобрела в результате концентрации и централизации производства и вмешательства государства форму  рационально организованного функционирования крупных корпораций, окруженных множеством мелких и средних капиталов.

Ряд требований материального и гуманного характера, выдвинутый в конце ХYШ — начале ХIХ веков идеологами коммунизма оказался реализованным без отказа от принципов частной собственности на средства производства и свободной конкуренции в сфере обмена. Казавшаяся наиболее рациональной (с позиций социальной справедливости и требований догоняющего развития) ориентация на огосударствление всех капиталов и абсолютную централизацию управления национальной экономикой оказалась ошибочной, поскольку поставила сторонников такого подхода перед непреодолимыми трудностями в реализации коммунистических идеалов.

Модель экономики, построенной на основе централизации управления производством и распределением всех ресурсов в соответствии с государственным планом была реализована в России и Монголии, странах Центральной и Восточной Европы, странах Балтии, Вьетнаме, Китае и Северной Корее, на Кубе. Осуществление этой модели было воспринято как “грандиозный эксперимент”, который на определенном этапе своего осуществления потерял перспективу развития: в 50 — е годы темы роста равнялись 10% в год, в 60 — х годах среднегодовой экономический рост составлял 7%, в 70 — е годы — 5%, в 80 — х едва достиг 2%, а в 90 — х прекратился. Присущая системе централизованного планирования низкая эффективность оказалась непреодолимой, страны отказались от этой системы, что привело к резкому изменения вектора развития.

Именно в отношении процессов, происходящих в этих странах используется прикладной аспект понятия “переходность”, содержанием которого является процесс восстановления рыночных отношений.

Эти государства имели много общего, однако они никогда не были единой монолитной массой. Каждая страна обладала специфическими историческими и культурными особенностями и различным природно — сырьевым потенциалом. Если одной из важнейших целей реформ после 1990 года в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) и новых независимых государств  бывшего СССР (ННГ) был переход к многопартийной системе и демократии, то в Китае, приступившем к реформам в 1978 году, и во Вьетнаме, коммунистическая партия сохранила свои позиции. Поэтому у переходного периода этих стран различные отправные точки, стратегии и последствия.

Важное значение имело отношении нации к реформированию. Во всех странах оно было неодинаковым и зависело от того, каким путем страна пришла к социализму. До прихода большевиков к власти Россия была монархией, Монголия — теократическим государством1, Вьетнам — колонией, а в Китае на смену Циньской династии в 1912 году к власти пришел милитаристский режим. В этих странах правительства сформировались под влиянием внутренних политических противоречий и движений, направленных на реализацию идей социальной справедливости, во Вьетнаме и в Китае — в результате национально — освободительной борьбы против французских колонизаторов и японских оккупантов.

Совершенно иная ситуация сложилась в государствах Балтии и многих странах ЦВЕ, где социалистических строй был внешним фактором и поддерживался советской политической и военной машиной. Страны, испытавшие неприязнь к советскому присутствию, сохранили традиции рыночной экономики. Географическое положение также сыграло важную роль, сформировав  влияние европейских политических традиций и культуры, стремление вступить в Европейский союз. Поэтому реформы в политической сфере конца 80 — х годов предопределили характер экономических преобразований и создание уникального сочетания факторов, невозможного в других условиях. Именно поддержка политических реформ в большинстве стран ЦВЕ смягчила обострения и разочарования результатами стартового периода реформ.

Известная “роль личности в истории” также явилась серьезным фактором, воздействующим на протекание процесса реформирования. Механизмы, последовательность и способы реализации были, как правило, осуществлением понимания процесса перехода либо одного конкретного лидера, либо небольшой группы единомышленников — реформаторов. В Монголии и Кыргызстане к власти пришли сильные лидеры, сумевшие провести решительные реформы, в отличие от которых правительство независимой Украины занималось проблемами возрождения национальной государственности и приступило к проведению реформ после затяжного экономического кризиса.

В целом успех реформ и даже отдельные попытки преобразований непосредственно зависели от унаследованной экономической структуры, структурных и институциональных возможностей, от того, каким образом формируется и используется в политических целях общественное мнение. Такая взаимосвязь между свободой выбора, с одной стороны,  и объективными условиями с другой, сказываются на результатах реформ, проводимых на стартовом этапе и определяют подход к решению производных проблем переходного периода.

В упрощенном виде подход к выбору методов реформирования сводится к двум вариантам. Первый вариант предполагает проведение максимального числа радикальных мероприятий в кратчайшие сроки, он получил название “шоковой терапии”. Второй основан на частичных преобразованиях и их поэтапном углублении. Этот вариант получил название “политики градуализма”.

В соответствии с первым радикальным вариантом осуществляет комплекс преобразований, направленных на замену централизованного планирования основными элементами рыночной экономики, а именно: быстрая либерализация цен и торговли, проведение программы стабилизации, назначение которой обеспечить устойчивые цены. Эти меры перехода должны быть укреплены переходом к конвертируемости валюты для текущих операций, созданием условий для появления новых частных предприятий, приватизацию государственных предприятий, демонополизацию промышленности, принятием новых стандартов бухгалтерского учета, проведение реформы системы налогообложения, судебной системы, финансового сектора и государственной службы.

Такая комплексания модель реформации была реализована в Польше, ей соответствует “молниеносный переход к рынку” в восточной части Германии, многочисленные программы в других странах ЦВЕ. Идеология таких реформ была образно представлена Вацлавом Гавелом, президентом Чехии, считающим, что “невозможно преодолеть пропасть в два прыжка”, и если существует возможность быстрых преобразований, нельзя от нее отказываться.

Опыт Польши и других стран показал, что ряд изменений в макросистеме могут произойти очень быстро: в короткие сроки снимаются ограничения в деятельности мелких предпринимателей, быстро проходит либерализация рынка и отмена валютного контроля. Однако реальные, глубинные изменения, происходят очень медленно. Приватизация может быть завершена в сжатые сроки, но ее последствия придется корректировать не одно десятилетие, а изменение принципов управления крупными предприятиями вообще не может быть осуществлено в сжаты сроки. Формирование правовых институтов и финансовой системы рыночного типа занимает десятилетия, поскольку требует коренных изменений организационной структуры, профессиональных кадров совсем иной квалификации и психологии.

Реформаторы, принявшие к реализации первый вариант радикальных реформ стремились достичь критической массы быстрых реформ, чтобы, завоевав доверие нации, закрепить их результаты и обеспечить дальнейшие преобразования.

Второй вариант предполагает поэтапное проведение реформ, которые проводятся в экспериментальном порядке с последующим распространением позитивного опыта. При реализации такого варианта ограничения первоначально снимались в сельском хозяйстве и в других отраслях, находящихся в состоянии кризиса. Затем рыночные преобразования распространялись на другие сферы экономики по мере того, как появлялись необходимые элементы институциональной структуры. Эта стратегия основана на  повышении эффективности и росте доходов на стартовом этапе реформ, которые становились основой и стимулом для дальнейших более сложных преобразований.

Поскольку рыночные отношения и плановое начало будут некоторое время сосуществовать в национальной экономике, то закономерно появление побочных эффектов выборочной либерализации, а именно: частные компании будут стремиться перемещать товары и финансовые ресурсы из дешевых и контролируемых сегментов экономики в либерализованные сектора, отличающиеся высокими ценами и извлекать спекулятивную прибыль, ослабляя сектор, контролируемый государством.

По такому пути пошел Китай. После смерти  Мао Дзедуна и осуждения культурной революции (1978 год) в Китае были проведены первые преобразования, открывшие дорогу совместным предприятиям. В этот же период китайские власти приступили к осторожной либерализации цен, которая постепенно становилась все решительнее и масштабнее. Стартовый этап преобразований был направлен на восстановление сельского хозяйства и повышения его эффективности. Появились крестьянские хозяйства, были подняты отпускные цены на сельскохозяйственную продукцию и увеличены доходы крестьян. Было разрешено создание сельскохозяйственных кооперативов, работающих на рыночной основе. Стала расти доля продукции, выпускаемой частными и негосударственными промышленными предприятиями, к которым относятся предприятия, принадлежавшие органам местного самоуправления.

В 1984 году преобразования начались и в городах. Была проведена реформа в управлении государственными предприятиями. В соответствии с новой системой финансирование,  которое ранее осуществлялось   из государственного бюджета, теперь ложилось на банковскую систему. Постепенно были ослаблены ограничения на торговлю и иностранные капиталовложения, проведены институциональные реформы. Центральный банк подвергся полной реорганизации. Плановой системе в экономике отводилась все более скромная роль. С середины 90 — х годов темпы реформ стали возрастать.

Стартовый этап реформ, показал, что независимо от варианта формирующиеся макросистемы сталкиваются с тем, что:

— возникает движение протеста со стороны тех социальных слоев и групп нации, на которых ложится основное бремя преобразований;

— формируются группировки, объединенные общими политическими интересами;

— по мере осуществления структурных и институциональных преобразований принятие решений все более усложняется;

— появляются социальные группы, выигравшие от происходящих перемен и формируется социальный слой, заинтересованный в дальнейших преобразованиях.

Достижение общественного согласия является социальной предпосылкой успеха реформ. Сравнительные исследования в различных странах позволили сделать вывод, что при слишком неравномерном распределении доходов и собственности более вероятна политическая и социальная нестабильность, которые , в свою очередь, становятся основой низкого уровня инвестирования и экономического роста.

Для оценки процесса реформ используются четыре основные параметра: уровень либерализации, развитие имущественных прав и частной собственности, наличие соответствующих институтов и направление социальной политики.

Показатель уровня либерализации рассчитывается на основе трех компонентов: состояния внутреннего рынка и уровня цен на нем, состояния внешней торговли и конвертируемости валюты, уровня возможностей создания новых компаний. Уже к середине 90 — х годов в реформируемых макросистемах появились основные условия рыночной экономики: либеральная политика в отношении частного предпринимательства и создания новых фирм, свободная торговля, конвертируемость валюты для текущих операций. В Китае и во Вьетнаме еще до середины 90 — х годов сохранялся значительный контроль за внешней торговлей и выходом на рынок, однако во второй половине 90 — х годов процессы либерализации пошли более интенсивно.

Не менее важным показателем перехода к рынку является развитие имущественных прав и института частной собственности. Большинство стран к концу 90 — х годов приватизировало более половины предприятий. В зависимости от страны и специфики объектов наблюдаются различия как в степени приватизации, так и в эффективности частной собственности. Такие различия отражают множество характерных для страны и ее истории факторов, сложные политические проблемы, возникающие при перераспределении богатства. Однако формальная передача прав собственности — это только начало реформ. Успешный переход к рыночной экономике характеризуется  постепенным развитием эффективных моделей собственности.

Наличие соответствующих институтов и направление социальной политики зависит от исходных условий и от продолжительности процессов либерализации, поскольку изменение форм собственности и макроэкономические преобразования формируют спрос на обновление существующих институтов. Создание новых институтов требует от любой макросистемы значительных затрат людских ресурсов, технических и финансовых средств, их создание происходит медленно даже при самых быстрых политических изменениях.

В сфере институциональных преобразований также проявляется страновая специфика реформации. Например, в Китае банки в меньшей  степени опираются на рыночную экономику, чем в странах ЦВЕ, так как многие займы все еще распределяются на основании центрального плана кредитования. В Польше не был утрачен опыт довоенного права. Сотрудники большинства стран ЦВЕ, занимавшиеся международной торговлей смогли изучить принципы договорного права в зрелых макросистемах, которые стали основой формирования нового национального законодательства в период реформации.

Те государства, которые были вынуждены создавать рыночную систему и соответствующие ей институты с нуля, обладали “преимуществами необремененности отжившими структурами”. Например, Словения заново создала центральный банк и другие ранее не существовавшие структуры. Опыт стран Балтии показал, что составление нового бюджета или разработка налогового законодательства осуществляется более успешно, когда правительство не связано действующими социальными программами и поэтому не должно подчиняться давлению групп, выражающих специфические групповые интересы.

Реформа социальной политики в начале преобразований не стояла в качестве острой проблемы, за исключением введения пособий по безработице. Однако, по мере продвижения к рыночной экономике предстоит разработать меры, позволяющие в условиях жестких бюджетных ограничений справляться с последствиями растущей мобильности рабочей силы и обострением проблем бедности.

Долгосрочная цель переходного процесса восстановления рыночных отношений, как и цель любых других реформаций — создание процветающей рыночной экономики, обеспечивающей устойчивый рост уровня жизни  и развития нации. Такой переходный процесс предполагает кардинальное изменение  макросистемы, поскольку реформы должны полностью изменить фундаментальные законы жизни нации, характер социально — экономических отношений на основе структурных и институциональных преобразований.

“Переход к рыночной экономике можно будет считать завершенным только тогда, когда проблемы и дальнейшие реформы с этих странах буду аналогичны задачам, стоящим перед странами с развитой рыночной экономикой и сопоставимым уровнем доходов”, — считают эксперты Всемирного банка.1

Переходный процесс восстановления рыночных отношений еще очень далек от завершения и многие важнейшие вопросы, которые он поставил, остаются без ответов. Именно поэтому особую актуальность приобретает анализ этого процесса, тех промежуточных практических результатов и теоретических обобщений, которые оформились на начало ХХI века. Системное изложение наиболее важных аспектов переходного процесса, позитивного и негативного опыта стран, его осуществляющих, составляет содержание учебника “Теория переходной экономики”.

Добавить комментарий