Особенности спроса на капитальные ресурсы

Прежде всего, следует помнить, что на рынке капиталов объектом купли-продажи является основной капитал или его услуги. Основной капитал -это «совокупный запас физического капитала, накопленный экономикой, -иными словами, ее основные фонды». (Фишер С. и др. Экономика. М.: «Дело», 1993, с.322). Это обстоятельство необходимо иметь в виду при характеристике спроса и предложения капитала переходной экономики.

С определением спроса на капитал связано понятие инвестиций. «Инвестиции имеют место в том случае, если часть текущего производства используется для увеличения основных фондов» (См.: Фишер С. и др. Экономика, М.: «Дело» 1993, с.322), то есть для накопления. В практическом аспекте спрос фирмы на капитал — это спрос на инвестиционные фонды, предоставляемые домашними хозяйствами из собственных сбережений за определенный процент.

Как уже было сказано выше, объем инвестиций в переходную экономику весьма незначителен. Динамика его такова, что он либо сокращается, либо растет медленными темпами. В результате величина инвестиционного спроса не покрывается полностью.

В России физический объем инвестиций в основной капитал 1999 года составил лишь 23% к объему инвестиций 1990 года (См.: Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М.: Госкомстат РФ. 2000, с.321). В итоге, ежегодный дефицит инвестиций по оценкам экспертов составляет 42-45 млрд. долл. (Социально-экономические проблемы России. С.-П.: «Норма», 1999, с. 13 5).

Эту ситуацию в значительной степени определяет изменение структуры капитальных активов, и, следовательно, структуры инвестиционного спроса переходной экономики.

Капиталы могут быть структурированы по следующим параметрам:

— владению со стороны различных субъектов хозяйствования;

— распределению по отраслям и сферам деятельности;

— направлению использования в процессе воспроизводства и т. д.

Прежде всего, рассмотрим субъектный состав потребителей основных фондов. Как известно, главными покупателями капиталов являются государство и бизнес. В переходной экономике  спрос на основные средства со стороны государства резко уменьшается, а со стороны частного бизнеса находится в процессе становления. Как следствие объем централизованного финансирования сокращается, а децентрализованные инвестиции существенно не растут.

В 1999 году доля государственной и муниципальной собственности в объеме основного капитала российской экономики составила 26% по сравнению с 63,2% в 1993 году, то есть сократилась на 37,2 процентных пункта. Доля частной собственности за этот же период соответственно увеличилась с 12,1% до 25,9%, то есть на 13,8 процентных пункта. (См. Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М. Госкомстат РФ. 2000, с. 323). Таким образом, в структуре основного капитала произошла неадекватная замена государственной собственности частной.

Одновременно собственные средства предприятий в источниках финансирования увеличились до 53,4%. (См.: там же). Это можно считать положительной динамикой. Тем не менее, такая структура не может быть признана оптимальной, так как на мировом рынке собственные средства предприятия обычно занимают 65-70% общего объема инвестиций. (См.: Юнь О., Борисов В. Инновационная деятельность в промышленности. Экономист №9, 1999, с.35). Кроме того, доля прибыли, остающаяся в распоряжении самих предприятий, невелика. В 1999 году она составила всего 30% собственных средств. (См.: Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М. Госкомстат РФ. 2000, с.323). А ведь именно эта часть дохода определяет главные инвестиционные ресурсы бизнеса переходной экономики.

Производственные потребности государственного и частного сектора различны. Если государство (даже в условиях рыночной экономики) сохраняет за собой наиболее капиталоемкие сферы, то частные предприятия (особенно средние и малые и особенно на первых этапах перехода к рынку) испытывают нужду в «легком» оборудовании и небольших помещениях. Именно на такие активы спрос возрастает наиболее значительно.

Так, в России, начиная с 1993, инвестиции в основной капитал отраслей, оказывающих услуги, стойко превышали половину общего объема основных капитальных вложений. К 1998 году их объем достиг 59% и лишь в 1999 году снизился до 52%. (См.: «Россия в цифрах» М.: 2000, с. 322).

Таким образом, изменение отраслевой структуры экономики также не способствует активизации инвестиций в основной капитал. Наиболее доходными становятся вложения в быстро окупаемые и наименее капиталоемкие области, например, в отрасли, оказывающие посреднические услуги. Именно они обеспечивают большую часть спроса на капитал. В целом, перерабатывающие отрасли переходной экономики остаются инвестиционно депрессивными.

Другой мотивацией для изменения отраслевой структуры инвестиций является экспортная ориентированность отраслей. Речь идет, прежде всего, о топливно-энергетических и сырьевых комплексах. За счет продажи на мировом рынке продукции именно этих производств переходные экономики пытаются решить свои финансовые проблемы.

В России инвестиции в основной капитал топливно-энергетического комплекса в 1999 году в два с лишним раза превышали аналогичный показатель отраслей машиностроения, промышленности строительных материалов и строительства вместе взятых. (См.: Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М.: Госкомстат РФ, 2000, с.324). Причем, быстрый и многократный рост инвестиций в топливную промышленность является не только следствием переброски инвестиционных ресурсов из инвестиционных отраслей, но и результатом неравномерного сокращения инвестиций по отраслям экономики.

Причиной этого отчасти является перенакопление капитала в дореформенный период. В результате сформировались избыточные производственные мощности, обслуживающие ресурсорасточительную и милитаризованную экономику и оказавшиеся невостребованными.

Следствием явилась необходимость структурных изменений в спросе и, соответственно, сокращение общего объема инвестиций.

С другой стороны, при общей тенденции снижения инвестиционного спроса, потенциальная потребность переходной экономики в капитальных средствах очень высока. Несмотря на структурные изменения, базовые отрасли имеют огромное значение для перспективного роста экономики любой страны. Поэтому они должны быть сохранены, а их производственный потенциал обновлен.

Крайне низкое техническое состояние и изношенность производственных мощностей является другой причиной низкой степени их загруженности. Это же обстоятельство свидетельствует о высоком уровне потребности экономики в продукции инвестиционного комплекса.

В промышленности России только за семь последних лет степень износа основных фондов увеличилась с 46,8% (в 1992 году) до 55,6% (в 1999 году).  (См.: Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М. Госкомстат РФ. 2000, с. 182). В настоящее время средний возраст промышленно-производственного оборудования достиг 16 лет. При этом, средние фактические сроки его службы составляют 32 года, что более, чем в 2 раза превышает нормативы и в 3 раза — показатели развитых стран. (См.: Нейзулин А. О реструктуризации российской промышленности. Эксперт, 2000, № 37, с. 18). Динамика такова, что год от года старение оборудования только усугубляется. Если в 1980 году доля оборудования в возрасте более 20 лет составляла 9,6% его общего объема, то в 1998 году -31,6%. (См.: Годонов М. Формирование и использование амортизационных средств в промышленности. Экономист, 2000, № 6, с.41). От степени интенсивности замены устаревшего оборудования зависят перспективы не только экономического роста, но и соответствия мировому уровню научно-технического прогресса. Сопоставление состояния производственной базы с уровнем и направленностью инновационной деятельности в промышленности выявило следующие тенденции. Отрасли с относительно невысоким износом мощностей (пищевая, черная, цветная) большую часть средств направляют на приобретение машин и оборудования, внедрение новшеств. В них преобладают процессные инновации. В отраслях же с существенно устаревшими мощностями (легкая, медицинская промышленность, машиностроение) доля таких расходов в общем объеме затрат на нововведения много меньше. Здесь ориентация на продуктовые инновации, вызванные в основном, текущей конъюнктурой рынка.

Степень интенсивности замены устаревшего оборудования связана с воспроизводственной структурой инвестиций. Как известно, капитальные средства предназначены для расширения и возмещения основного капитала. Возмещение основного капитала осуществляется за счет амортизационных отчислений, а расширение — за счет прибыли. Соотношение между двумя этими источниками на мировом инвестиционном рынке таково, что амортизационные отчисления занимают до 80% инвестиций, а 20% приходится на чистую прибыль. (См.: Юнь О., Борисов В. Инновационная деятельность в промышленности. Экономист №9, 1999, с.35).

Примерно такую же структуру имеют инвестиции в промышленность России. Однако, соотношение объемов начисленной за год амортизации и наличия основных фондов свидетельствует о возможности замены за счет этого источника во всех отраслях промышленности лишь 2-4% оборудования (См.: Годонов М. Формирование и использование амортизационных средств в промышленности. Экономист, №6, 2000, с.42). Одной из причин такого положения дел является использование амортизационных средств не по целевому назначению, а на текущие нужды, в том числе, на выплату заработной платы. По оценкам российских экономистов, вследствие нехватки оборотных средств, до 40-50% амортизационных отчислений попросту «проедается» в процессе текущего воспроизводства. (См.: Социально-экономические проблемы России. С.-П.: «Норма», 1999, с. 136). Как известно, амортизация как ресурс работает тогда, когда списывается используемый капитал. В России же почти половина капитала не работает.  Поэтому амортизация вместо инвестиционного ресурса становится для предприятий бременем. Неиспользуемые фонды надо содержать, вносить налоги за землю и имущество и т.д. Кроме того, если амортизация начислена, то автоматически на ее величину уменьшается прибыль.

Таким образом, в обновлении производственного потенциала переходной экономики амортизация в качестве инвестиционного источника не играет существенной роли.

Это также снижает инвестиционные возможности и общий объем инвестиционных средств. Помимо сокращения инвестиций, происходит разрыв между их величиной и накоплением капитала в материально-вещественном выражении. Это значит, что в инвестировании переходной экономики преобладают спекулятивные мотивы. Поэтому инвестиционный спрос не отражает спрос на реальные капиталы. По сути, происходит замена финансовым сектором реального, превращение его развития в самоцель. Особенно характерно такое положение дел для начального этапа перехода к рынку, когда накопление денежных капиталов является закономерным. Тем не менее, эта ситуация не может существовать как постоянное правило.

Так, по некоторым оценкам в России за реформирование финансового сектора заплачена цена, равная более, чем двукратному снижению объема производства в реальном секторе. (См. Бард B.C. Инвестиционные проблемы российской экономики. М.: Экзамен, 2000, с.79). Уже с 1991 года началось резкое падение и объема инвестиций, и ввода в действие производственных фондов, то есть развал сектора реальных капиталов.

Спекулятивная направленность является общей чертой основной массы инвестиций, функционирующих на рынках стран с переходной экономикой. Спекулятивному же капиталу присуща чрезвычайно высокая подвижность. Не будучи привязан к реальным экономическим проектам он способен очень быстро пересечь границы в стремлении более прибыльного и менее рискованного применения. Таким образом, спекулятивный характер преобладающей массы инвестиций, сообщает им особую неустойчивость и повышает зависимость от состояния рынков других стран.

Все вышеназванные закономерности, связанные с динамикой объема, структуры и потребностей в реальных капитальных активах, определяют общие принципы формирования спроса на капитал в переходной экономике.

В рамках этих принципов спрос на капитал (капитальные услуги) со стороны отдельной фирмы сориентирован на предельную доходность капитала. Имеется в виду денежный доход, получаемый от каждой дополнительной единицы вложения реального капитала.

Равенство предельной доходности капитала величине его рентной оценки является основным правилом максимизации прибыли для фирмы в рыночной экономике. То есть, решение об определенном объеме капитала принимается предприятием, исходя из сравнения предельной доходности капитала с издержками от использования его дополнительной единицы.

На практике речь идет о сравнении доходности инвестиций с величиной процентной ставки. Доходность инвестиций — это, по существу и есть доходность капитала или его норма отдачи. В соответствии с теорией рынка «норма отдачи сделанных инвестиций представляет собой прибыль от этих инвестиций, исчисленную за вычетом выплат по процентам, связанным с финансированием данных инвестиций, и выраженную в процентах к стоимости инвестиций» (Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. «Экономика» М.: «Дело», 1993, с.334). Эта величина определяет минимально приемлемую норму отдачи. Если реальная норма отдачи выше минимально приемлемой, проект считается инвестиционно привлекательным и наоборот.

Помимо дешевизны, определяемой низкой процентной ставкой (возможно отрицательной в реальном выражении), склонность к инвестированию определяется ее соотношением с величиной прибыли. Если процентная ставка снижается, но доходность капитала не растет, инвестиционный спрос будет падать. Именно так обычно и происходит в переходных экономиках. Преобладание спекулятивных мотивов над производственными означает, что прибыль в реальном секторе ниже величины процентной ставки. Так, в России ставка процента традиционно остается выше нормы прибыли в сфере материального производства. Это делает предпочтительными вложения в финансовый, а не материальный капитал.

Кроме того, для переходной экономики характерно опережение роста цен на капитальные активы (и, следовательно, на услуги капитала) по сравнению с ценами на готовую продукцию. Такая динамика не способствует росту ни доходности капитала, ни величины спроса на него. Объясняется это тем, что, поскольку цена капитала растет, увеличивается уровень предельных издержек для каждого объема выпуска. Чем выше предельные издержки, тем ниже оптимальный уровень выпуска, что сокращает спрос на капитал. То есть, имеет место отрицательный эффект масштаба.

В России индекс потребительских цен на протяжении всего переходного периода отставал от индекса цен производителей промышленной продукции. Если в 1992 году эти индексы составляли соответственно 26,1 и 33,8, то в 1999 году — 1,4 и 1,7 (См.: Россия в цифрах. Краткий статистический сборник. М. Госкомстат РФ. 2000, с. 332). Следовательно, отрицательный эффект масштаба может считаться одной из причин снижения инвестиционного спроса в российской экономике.

Величина спроса на капитал со стороны отдельной фирмы зависит, кроме всего прочего, от степени взаимозамещения факторов, в частности, труда и капитала. «Принимая решение об объемах использования капитала на длительную перспективу, фирма должна сравнивать альтернативные методы производства данного количества продукции. Как правило, перед фирмой стоит альтернатива: использовать относительно больший объем капитала в совокупности с малыми количествами труда или же, наоборот, относительно мало капитала и много труда». (См.: Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. «Экономика» М.: «Дело», 1993, с. 277). Результат зависит от величины относительных издержек того и другого.

В переходной экономике, где труд относительно дешев   (уровень заработной платы невысок относительно издержек использования капитальных благ), фирмы используют много труда и мало капитала для производства определенного объема продукции. То есть   степень замещения трудом капитала довольно высока.

Таким образом, и эффект масштаба, и эффект замещения в переходной экономике определяют динамику сокращения спроса на реальные капитальные активы.

Кроме того, как показывает практика, в переходной экономике инвестиционная активность бизнеса в незначительной степени связана с показателем доходности капитала. Так, в 1996 году лишь 6%, а 1997 году 7% опрошенных руководителей предприятий сообщили, что их инвестиционная активность сдерживается недостаточной прибыльностью инвестиционных проектов. Для сравнения, аналогичный опрос руководителей голландских предприятий выявил 39% такого рода ответов. Главным же ограничителем капитальных вложений неизменно остается нехватка средств. Об этом говорили от 70 до 80% руководителей предприятий. (См.: Аукционер С. Инвестиций пока достаточно. Эксперт, 2000, № 37, с. 12). К числу прочих факторов, сокращающих инвестиционный спрос, относятся:

— высокая степень неудовлетворенности, неясность обстановки;

— высокие цены на оборудование и строительство;

— большая задолженность;

— высокий банковский процент;

— избыток производственных мощностей и т.д.

(См: Аукционек С. Капитальные вложения промышленных предприятий. Вопросы экономики , 1998, № 8, с. 142; Аукционек С.П. Российский мотив — без прибыли. ЭКО, 1997, № 11, с. 14).

К этой группе причин следует отнести и изменение принципов управления. Дореформенную ситуацию можно было охарактеризовать как состояние «ненасыщаемого инвестиционного голода». Тогда, по выражению Я. Корнай, «не было ни одного предприятия или общественного учреждения, которое не хотело бы осуществлять капитальные вложения, когда спрос на капитальные вложения не лимитировался боязнью убытков или краха». (Корнай Я. Дефицит. М.: Наука, 1990, с.210). Современное состояние руководителей предприятий (полная ответственность за принятие решений и нахождение источников финансированиям) ведет к большей осторожности в осуществлении инвестиций.

Кроме того, для многих бывших государственных предприятий увеличение прибыли вообще не является первоочередной задачей. Главное для них — сохранить размеры предприятия, объемы выпуска, финансирования или численность занятых. Так в 1996 году лишь 25% руководителей промышленных предприятий России назвали в качестве своей главной цели прибыль. А для 45% руководителей такой целью являлось поддержание объемов выпуска. В качестве других факторов убыточной деятельности были названы:

— непредвиденные колебания цен;

— стремление удержать свою долю на рынках сбыта;

— желание занять «местных» рабочих;

— стремление поддержать статус предприятия;

— технические сложности смены ассортимента;

— попытка частично окупить уже приобретенные основные фонды;

— требования государственных органов;

— поддержание высокого уровня заработной платы;

— поддержка своих традиционных партнеров;

— производство новой, возможно временно убыточной продукции и т.д.

(См. Аукционек  Теория переходной экономики и ее место в ряду экономических наук. МэиМО, № 10, 1996, с. 12).

В результате, в 1999 году более 40% российских промышленных предприятий было убыточно. (См.: Нейзаулин А. О реструктуризации российской промышленности. Эксперт, № 37, 2000, с. 18). Понятно, что ориентация на выпуск заведомо убыточной продукции не способствует оптимизации спроса на капитал.

В итоге, следует еще раз выделить наиболее важные особенности инвестиционного спроса переходной экономики:

— высокий уровень реальной потребности в обновлении производственного потенциала;

— низкую величину инвестиционной платежеспосбности, и неоптимальность ее структуры;

— отсутствие полноценной связи между динамикой капитальных вложений и их материальным воплощением;

— низкую рыночную мотивацию инвестиционной активности отдельных производителей;

— высокий уровень издержек использования капитальных средств по сравнению с ценами на другие ресурсы и готовую продукцию.

Добавить комментарий